О терском винограде и вине

Сообщений 1 страница 1 из 1

1 2012-03-11 06:16:11

13 дней 23 часа Последний визит:

2014-04-12 07:58:37

В России, по официальным источникам, виноградарство зародилось в Астрахани, где при монастыре были высажены привезенные купцами саженцы винограда. Там же в 1613 году по приказу царя Михаила Федоровича заложили "настоящий сад для двора государева". Виноград хорошо прижился, и этому примеру последовали жители Астрахани.

В 1640 году в Астрахань из-за границы. выписали садовника Якова Ботмана (именно он заменил полив с помощью чигирей, которым пользовались местные садоводы, на орошение ветряными мельницами). В 1656-1657 годах из Астрахани ко двору уже были отправлены первые партии вина.

Истории известен и другой факт. В 1651 году на р. Сунже в лесу было замечено много дикого винограда (или одичавшего). По указанию царя Алексея Михайловича астраханский воевода выяснил, что растет этот виноград в разных местах и делают "из него виноградное питье, привозят на продажу в Терки и про себя держат". По мнению князя, "развести его можно и у нас, но виноградное дело не за обычай". Терские воеводы М. Щетинин и И. Олябьев извещали, что около Сунжинского острога также растет много винограда, из которого местные жители делают вино и привозят на продажу не только в Терки, но и в Астрахань. Одновременно в казачьи городки были посланы перенять опыт приготовления вина терские стрельцы, но добытое из терского винограда и приготовленное "по тамошнему способу" по дороге в Астрахань оно скисало. Тогда Алексей Михайлович царской грамотой (1652) повелел астраханскому воеводе направить из Астрахани мастеров, обученных немцами, для разведения в Терском городке виноградников. Посланные им И. Федоров-Бережной и А. Парфенов должны были заняться и выделкой вин из терского винограда и отправлять их в Москву. К сожалению, о дальнейшей судьбе этих мастеров ничего неизвестно. Однако эти сведения подтверждают, что виноделие на Тереке зародилось не позднее, чем в Астрахани.

Судьба виноградарства в Терской области никогда не была безразлична правительству. Еще Петр 1 в 1720 году указывал астраханскому губернатору на необходимость разводить виноград и вывезенные из Персии деревья и травы, а на Тереке, "помимо персидских сортов винограда, приступить к разведению венгерских и рейнских форм и послать туда виноградных мастеров". Саженцы для разведения виноградников казаки могли завезти также из Грузии, куда они выезжали по делам "государевой службы".

Значительно повлияло на развитие терского виноградарства и виноделия основание Кизляра. Сначала кизлярское вино на месте не находило сбыта из-за преобладания мусульманского населения и достаточного количества домашнего казачьего вина, хотя казаки серьезно виноградарством и не занимались, Дело пошло с переселением армян и грузин: они были знакомы с возделыванием винограда и приготовлением вина на своей родине и привезли опыт лиманного полива, который получил здесь широкую известность. Армяне выгодно продавали свое вино в Астрахани, а на вырученные деньги приобретали различные товары, мануфактуру, перепродавая их казакам и горским народам.

Началось быстрое обогащение энергичных армянских коммерсантов. Все больше переселенцев потянулось в Кизляр. Получаемые при переселении выгоды, правительственные поощрительные меры (даровая раздача земли, медали, подарки) стали катализатором развития терского промышленного виноделия. В 50-х годах XVIII века по заданию русского правительства для поощрения виноградарей и виноделов управляющему Астраханской садовой конторой, известному садоводу, венгру по происхождению Парабачу было поручено завести в отведенной ему вотчине на Тереке вблизи станицы Шелковской два казенных сада. Впоследствии деревня (ныне селение Парбычево), земли, сады были проданы князю А. А. Вяземскому, а в 1794 году - кизлярскому помещику Калустову.

Во второй половине XVIII века виноградарство развивалось очень интенсивно. Посетивший терские казачьи станицы в 1773 году естествоиспытатель, академик И. П. Фальк отмечал, что в хозяйстве казаков преобладало садоводство и особенно виноградарство: виноградный сад имел почти каждый казачий двор.

По свидетельству академика И. А. Гюльденштедта, между Кизляром и Астраханью были "заведены правильные сношения по сбыту вина", и в Астрахань уже в 1772 году отправили 600 тридцативедерных бочек вина.

В 1774 году 8 станиц в низовьях Терека произвели 3400 бочек вина. Выгоды коммерции, безопасность перевозки продукции, близость Волжского бассейна, отсутствие конкуренции при продаже вина на рынках России и другие, исключительно благоприятные условия привлекали сюда множество армянских семей. Число виноградников росло с такой быстротой, что через 50 лет после основания Кизляра низменные, затапливаемые и покрытые камышом окрестности города на узкой полосе (30 верст в длину и 10в ширину) были заняты виноградными садами (2000 десятин), которые давали ежегодно 300 000 ведер вина.

Надо отметить, что и после Петра 1 в России уделяли достаточно внимания развитию виноградарства и виноделия. При Павле 1 назначенная им экспедиция изучила возможности расширения виноградарства и виноделия в Астрахани. По ее данным, выращивать виноград и готовить вино предпочтительнее в местности между Кизляром и Моздоком, так как здесь все уже было отлажено для этого: 1099 десятин виноградных насаждений давали ежегодно 200 000 ведер вина, хотя, по словам Габлица, при этом нельзя не отметить "небрежную выделку вина, отсутствие хорошего ассортимента, отсутствие погребов и крайнюю нужду в посуде, вынуждавшую хозяев за опорожненную из-под вина бочку отдавать бесплатно такую же полную". Низкие цены на вино (по 20-40 коп. или 40-80 коп. В 1798 году, за ведро) лишали возможности уделять больше внимания обработке садов, хотя в том же докладе отмечалось качество красных вин, которые "иногда походили на французские и могли сохраняться на несколько лет без горечи".

В помощь виноградарям и виноделам в 1806 году на 18,6 десятинах по Астраханскому тракту (в 5 верстах от города и р. Таловки) ботаником Х. Х. Стевеном было основано первое в России училище виноградарства и виноделия. Государство выделило на эти цели 4000 руб. и столько же на обзаведение. На содержание деревянного погреба дали 2031 руб. 70 коп. С берегов Рейна были приглашены директор училища Барт и виноградари, обязавшиеся по контракту проработать здесь не менее 10 лет за ежегодное вознаграждение по 400 руб. каждому.

Барт привез с собой богатый сортимент иностранных лоз (Рислинг, Мальвазия, Сильванер, Кипре кий, Занте, Педро, Опорто, мускаты и др.). Были высажены и местные сорта. В 1816 году на постройку хорошего каменного подвала правительство ассигновало еще 9000 руб.

Постепенно площадь под виноградом увеличилась до 40 десятин, а вино из него стало известно в Харькове, Ставрополье, Москве и Нижнем Новгороде. В 1839 году его продавали на месте ведрами и бочками по цене, втрое дороже местных казачьих вин. В 1844-1851 годах было изготовлено соответственно 2449, 2075, 7071, 1355, 3325, 3285 и 2548 ведер вина (1850 год без урожая). Руководивший училищем Барт вел дело умело, особенно по распространению знаний по виноградарству, технологии производства и выдержке вина. Он первый доказал, что в низовьях Терека, в частности в Кизляре, можно получить высококачественные вина.

К глубокому сожалению, опыт Барта практически оказался невостребованным кизлярцами, и после его ухода с поста директора училища в 1847 году положение стало ухудшаться. На его место пришли чиновники Ставропольской казенной палаты, которые доверили управление виноградарством и виноделием местным сановникам из армян. Сад стал приносить убытки. Наместник края, считая бюрократическое управление тормозом в развитии отрасли, добился положения, по которому "предоставлялось обществу самоуправление как в защите садов от наводнений, так и в деле развития виноделия". Однако пользы это не принесло, и в 60-х годах XIX века наместник Кавказа А. И. Барятинский, желая поправить дело, выписал из Бордо французского винодела Ф. Гастена, не знавшего ни местных условий, ни языка. За 2 года сад был полностью уничтожен морозами, так как Гастен не считал нужным закрывать виноград на зиму. Тогда решили продать сад на публичных торгах, и в 1866 году его купил Мамаджанов. Таким образом сад был сохранен и просуществовал еще долго.

А. Е. Саломон писал о вине из винограда этого сада: "Нам случалось пить вино из токайских лоз, которые, по моему, превосходны; недурно также вино из Рислинга и, в особенности, кишмиша: этот последний сорт при вялении дает вино, имеющее весьма много характера и сильно напоминает херес". В те годы в саду выращивали также сорта Гимринский (2373 квадратных сажени), Мускат (1115,5), Пино гри (302,5), Сильванер (315), Асмангаузер (2262), Малага (659), бордоские сорта (158 квадратных саженей).

Вино из местных сортов винограда в Кизляре не отличалось высоким качеством, но это в основной своей массе не смущало кизлярцев и они не делали соответствующих выводов. Объяснить такое положение можно тем, что виноградарство и виноделие на Тереке были тесто связаны со специфическими задачами и условиями военного, а затем мирного покорения края. Военная служба казака практически была бессрочной: призывались все здоровые мужчины в возрасте 16-50 лет. Особенно тяжелыми были воинская повинность по охране государственной границы по Тереку и участие в походах царских войск. Охраняли казаки дорогу на Дагестан, сопровождали посольства и торговые караваны, а в XVIII - первой половине XIX века круг их обязанностей еще более расширился: они должны были бесплатно предоставлять по первому требованию подводы, принимать на постой солдат, укреплять берега Терека, содержать за свой счет паромы и каюки для переправы на другой берег, почтовые станции и многое другое. Все это совсем не оставляло времени и сил на ведение хозяйства, и оно полностью перекладывалось на плечи женщин-казачек, стариков и детей. Зажиточные казаки превращались в крупных землевладельцев и использовали в своих хозяйствах малоимущих казаков, горцев, ногайцев. В качестве дворовых и холопов работали выкупленные или выменянные на товар русские из плена (они подвергались особенно жестокой эксплуатации).

В тяжелом положении находились и крепостные крестьяне, которые, кроме налогов государству, отрабатывали барщину и отдавали оброк своим помещикам, не получая взамен никакой заботы. Так, жалуясь властям на помещика Калустова, крестьяне писали, что они "нередко находились в голоде и совершенной наготе, отчего из числа последних. большая часть померла, да и мы теперь пришли в столь бедственное состояние, что принуждены, не имея защиты, голодною смертью помереть". Так было и у других помещиков Кизлярского уезда. За малейшие проступки, а чаще всего ни за что, крестьян подвергали жестоким телесным наказаниям, а более неугодных ссылали на каторжные работы в Сибирь. Кизлярские помещики широко пользовались этим правом, так как каторжников засчитывали им вместо рекрутов, которых онибыли обязаны направлять в казачье войско.

Работу на виноградниках называли "виноградной каторгой". Особенно тяжело было работать на винно-водочных заводах, хотя они приносили уже тогда немалые доходы их владельцам. По свидетельству Ю. Шидловского, "в первой половине XIX века на таких заводах рабочие буквально изнемогали от непосильного труда, а часто и просто сваривались в котлах, поскольку никакой охраны труда там не существовало". Еще тяжелей было рабочим нерусских народностей: кроме социально-экономического, они подвергались и национальному угнетению; кизлярские купцы и промышленники использовали их на перевозке виноградного вина, спирта, вод